Антропософский подход к здоровью и болезням

О положении в медицине

Если сегодня пациент приходит к врачу, он ждет быстрого облегчения своих недомоганий. Он убежден, что почти против всех страданий «можно что-то сделать».

Так, большинство пациентов ждут, например, сердечных капель, болеутоляющих таблеток, затем лекарства «для нервов», то есть для успокоения.

Современный пациент привык, что «нарушение» лечится. Он ждет от врача, что тот устранит его, словно поломку у автомобиля.

В самом деле, медицина располагает сегодня медикаментами, которые столь высоко эффективны, что даже современники, верящие в прогресс, не могли мечтать о таком несколько десятилетий тому назад.

Сегодня удастся с почти стопроцентной надежностью за короткое время с помощью медикаментов уменьшить воспаление, подавить возбуждение, обуздать инфекцию, утихомирить боль или побороть угрожающее смертью осложнение.

Даже человек, потерявший обе почки, может продолжать жить, потому что есть искусственная почка; могут быть трансплантированы сердце, печень, легкое, почка; больные диабетом могут вести с помощью инсулина почти нормальную жизнь.

Медикаменты продолжают развиваться, становятся все эффективнее, оказывают все более быстрое и длительное воздействие.

И поэтому неудивительно, что не только в кругах дилетантов возникает впечатление, что подобно тому, как некоторые болезни уже «искоренили», а другими неутомимо овладевают сегодня, будут решены проблемы болезней нашего времени.

Несомненно, нынешняя медицина достигла триумфальных успехов в борьбе с болезнями. Но нужно ясно видеть, на чем основываются эти успехи.

Сконструировать искусственную почку было технической проблемой. Создание таких высокоэффективных медикаментов является результатом химических исследований, новые приборы мы имеем благодаря физикам, и так далее.

Успехи медицины следует в первую очередь отнести не на счет самого врачебного искусства, они являются результатом развития техники, химии, физики, то есть естественных наук.

Само собой разумеется, что результатами этих исследований воспользовались. Однако медицина все более подчинялась этим дисциплинам и тем самым утратила свою сущность.

Поэтому занялись поиском успешных решений на пути устранения «нарушений», едва ли задаваясь при этом вопросом о более глубокой причине болезни и ее лечении.

Именно «успех» такого рода становится мерилом эффективности; вопрос о том, является ли достигнутое улучшение смыслом излечения, или же препятствует ему, оставляют без внимания.

При таком развитии: пострадавшим, несмотря на — или в следствии — успехов медицины, оказывается пациент, то есть человек, поскольку единство его существа больше не рассматривается, что, впрочем, и невозможно для чисто естественнонаучного способа рассмотрения.

Нынешняя медицина совершенно односторонне ориентирована на естественные науки. Непосредственные врачебные способности, такие, как «клинический взгляд», интуиция, контактность и тому подобное, способность охватить индивидуальность пациента, его судьбу, конституцию и прочее сегодня ценятся намного ниже, чем диагноз, ставящийся с применением большого количества аппаратуры.

Само собой разумеется, что ни один врач не станет сопротивляться применению усовершенствованной нынешней диагностики. Но нужно ясно видеть, что все это должно быть только вспомогательным средством, поддерживающим непосредственную способность врачевать, но не заменять ее.

В этом отношении сегодня в медицине существует очень односторонний сдвиг, врач и пациент больше доверяют лаборатории и аппарату, «твердым фактам», чем врачебному опыту и интуиции.

Поэтому сегодня существует мнение, что приниматься во внимание, исследоваться и оцениваться должна только естественнонаучная сторона медицины.

В основе этого господствующего сегодня образа мышления лежит сокращенное до односторонности мировоззрение, не могущее соответствовать всей полноте реальности человека, когда физическая основа переоценивается и исследуется, а духовная сторона человека вместе с его судьбой отделяется или не учитывается.

Правда, психоаналитическое направление исследований интенсивно стремится показать значение душевной жизни для развития болезни, но перед лицом господствующих естественнонаучных способов рассмотрения приходят, самое большее, к параллелизму, например, психотерапия наряду с терапией, что является проявлением специализации.

Для подлинного понимания этих взаимосвязей не хватает различения души и духа, откуда и возникает отличие человека от животного. Пренебрежение этим естественным отличием приводит, помимо прочего, к вредному перенесению результатов экспериментов с животными на человека.

Очевидно, такое развитие привело к тому, что люди не находят больше внутренней связи с болезнью, не видят в ней больше смысла и рассматривают болезнь только как техническую проблему.

Само собой разумеется, что и в современной медицине болезнь рассматривается как «нарушение обмена веществ», как «нарушение регуляции», как «нарушение кровообращения» и тому подобное.

Вопрос же, кто, собственно, ошибается, кто неправильно регулирует и т. д., при этом не задается. Тем самым болезнь рассматривается как функциональное нарушение, как дефект, возникший без участия пациента, который без его же участия должен быть устранен врачом.

Таким образом, в развитии медицины все очевиднее становится несоответствие: с одной стороны, удавалось значительно увеличивать продолжительность жизни человека — до сих пор; но не нужно глубокой проницательности, чтобы понять, что эту тенденцию нельзя продолжать как угодно долго.

С другой стороны, возможное увеличение продолжительности жизни ни в коем случае не связано с улучшением состояния здоровья.

Бесспорно, что человек становится все более больным. Об этом говорят не только наблюдаемое в течение ряда лет возрастающее ослабление конституции, например, у первоклассников, повсеместно замечаемый рост числа заболеваний опорных тканей, ослабление соединительных тканей с соответствующими последствиями, особенно повреждения позвоночника, но и возрастающее число заболеваний почти всеми хроническими и дегенеративными болезнями, аллергиями, появление новых болезней, а также рост применения медикаментов и так далее.

Это заставляет поставить под сомнение основную цель избранного пути. Часто медикаменты используются не с точки зрения исцеления, а из соображении успеха, целью которого является лишь хороший эффект. При этом не ставится вопрос о целесообразности и вместе с тем о смысле симптома болезни.

Поделитесь с друзьями:

О положении в медицинеО положении в медицинеО положении в медицинеО положении в медицине

Станьте моим другом:

О положении в медицинеО положении в медицинеО положении в медицинеО положении в медицине

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики
Свежие комментарии
    up